Мария Говорова (esli_mysli) wrote,
Мария Говорова
esli_mysli

Categories:

И ЕЩЕ РАЗ О ПРОДОВОЛЬСТВЕННОМ ИМПОРТЕ

Начало здесь.

Ответ на статью Дмитрия Булатова появился в журнале «Коммунист» №12 в августе 1989 г. Редакционное предуведомление гласило:
В «Коммунисте» № 6 за 1989 год было опубликовано письмо экономи­ста Д. Булатова о продовольственном импорте. По этому важнейшему вопросу существует ряд точек зрения. Одна из них была выражена в предыдущей публикации, другая — отражена в материале министра К. Катушева. Журнал считает проблему настолько серьезной, что полагает необходимым продолжить ее обсуждение.

Несмотря на то, что министерский ответ в полтора раза длиннее письма экономиста, публикую статью полностью, потому что это та самая песня, слова из которой не выкинешь.


И ЕЩЕ РАЗ О ПРОДОВОЛЬСТВЕННОМ ИМПОРТЕ

В статье Д. Булатова в принципе пра­вильно ставятся вопросы необходимости рационального использования ассигнуе­мых на закупку продовольствия средств, обеспечения интересов страны с точки зрения ассортимента, качества, коммер­ческих условий и организации работы, связанной с импортом данной группы то­варов.
Однако выступление с подобными круп­ными вопросами и в таком авторитетном органе, каким является журнал «Коммунист», требует и ответственного отноше­ния к представляемым материалам, обос­нованности выводов, объективности приво­димых фактов.
К сожалению, вопреки существующим фактам и положению дел, используя весь­ма вольные «заключения», автором созда­ется искаженное представление о той ра­боте, которая проводится в сфере импорта зерновых и продовольственных товаров.
Если следовать основному содержанию статьи, то складывается впечатление, что вся эта работа повседневно совершается вопреки здравому смыслу, логике и инте­ресам дела.
Непонятно, кто в статье имеется в виду под «трезвомыслящими» людьми, к кото­рым она адресуется, но те, кто осведом­лен в рассматриваемых вопросах, не мо­гут остаться равнодушными к такой иска­жающей и извращающей действитель­ность публикации.
Министерство внешних экономических связей СССР не считает возможным всту­пать в полемику по вопросам о вреде монокультуризации среднеазиатских рес­публик на хлопке, как и, наоборот, о пользе более глубокой специализации Краснодарского края на пшенице. Воз­можно, данные вопросы действительно заслуживают серьезного обсуждения. Од­нако никак не понятно другое — почему они составляют, по словам автора, «неве­селый реестр» внешнеторговых «достиже­ний».
Внешнеторговые, внешнеэкономиче­ские органы никогда формированием аг­рарной политики и указанными вопроса­ми не занимались и выполняют во всем этом свою роль лишь в той части, которая касается реализации соответствующих задач в отношении торговли отдельными товарами, а в отношении зерна — в основном его импорта в целях удовлет­ворения потребностей населения и народного хозяйства СССР, которые пока, к со­жалению, не удается обеспечить за счет отечественного производства.
Продовольствие и зерно, закупаемые по импорту, составляют неотъемлемую часть ресурсов страны и играют значительную роль в решении провозглашенной XXVII съездом КПСС, XIX Всесоюзной партийной конференцией и мартовским (1989 г.) Пленумом ЦК партии Продовольственной программы как самой первоочередной за­дачи нашего дальнейшего социально-экономического развития.
Хотелось бы отметить, что закупки продовольствия по импорту никогда не были и не являются ни прерогативой, ни инициативой внешнеторговых или внешнеэкономических органов. Они всегда осуществлялись в строгом соответствии с государственными планами и заданиями, утверж­денными правительственными инстанциями. Поэтому относить всю систему плана продовольственного импорта, весь меха­низм его организации, как это пытается сделать автор,— к «порождению ведомственной монополии» совершенно безосно­вательно.
Аналогичный вольный подход автора к фактам и выводам присущ большинству других разделов статьи. Так, в 1987-1988 гг. по импорту закупалось высокобелковых средств (соя-бобы и соевый шрот) не 2 процента, как им указывается, а около 13 процентов по весу и 30 процентов по стоимости от общего объема зерновых и бобовых, импортированных в СССР в этот период. При оценке объемов закупки высокобелковых средств, тем более экономисту, следовало бы учитывать и экономические соображения, делающие подчас из-за соотношения мировых цен даже при высоких кормовых свойствах соевых культур, невыгодной их закупку в сравнении с обычными кормовыми культурами. Складывается впечатление, что автору очень требовалось подогнать цифры под эффектный вывод о вложении миллиардов в «увеличение производства навоза».
Нельзя понять критические соображения относительно системы расчетов с советскими заказчиками за импортное зерно, которые производятся абсолютно аналогичным образом, как и по всем остальным импортным товарам, то есть по оптовым ценам, действующим в СССР, и, естественно, в советских денежных единицах. Непонятно, каким образом автором выводится оценка стоимости импортного зерна как вчетверо превосходящая стоимость отечественного зерна.
Не соответствует действительности изображенная в статье система осуществления импорта зерна, включая такие утверждения, как
— закупка многомиллионных партий у одного поставщика, что ведет к ажиотажу на мировом рынке и росту цен;
— концентрация закупок американского зерна у пяти перечисленных в статье компаний;
— неиспользование зерновых бирж, где цены якобы ниже;
— игнорирование возможностей мелких и средних зерновых фирм.
На самом же деле мы, как, впрочем, и другие страны, разом многомиллионных партий не закупаем. Закупки ведутся постепенно, в зависимости от ситуации и цен на мировом рынке, на основе типовых условий поставки, с использованием телетайпной и телефонной связи и последующим. оформлением сделок контрактами. В 1988 году, например, таким образом было подписано 312 зерновых контрактов. Никакого ажиотажа, понятно, такая система закупок вызывать не может.
При закупках рассматриваются имеющиеся предложения и возможности всех фирм, которые в тот или иной период предлагают зерно, как больших, так и малых. Однако сделки заключаются с теми из них, кто аналогичный товар гостов продать по более благоприятным ценам. Как показывает многолетний опыт работы, крупные фирмы (а не мелкие, как утверждает автор) в силу своих больших возможностей предлагают и более благоприятные цены. У перечисленных автором пяти транснациональных зерновых монополий действительно закупается значительная часть американского зерна, поскольку они занимают очень видное место в торговле зерном. Однако число таких компаний совсем не пять, а в несколько раз больше, и роль указанных фирм не такая безраздельно монопольная, как утверждается автором. В 1988 году, например, с большим отрывом от них лидировала итальянская фирма «Ферруцци». Однако главное не в названиях и размерах фирм, а в коммерческих условиях и качестве предлагаемого зерна. Именно этим определяется выбор продавца и поставщика товара.
Мировые цены на зерно основываются на котировках важнейших мировых зерновых бирж, в том числе и упоминаемой автором Чикагской. Закупки осуществля­ются, опять же вопреки утверждению ста­тьи, как у конкретных фирм и зерновых объединений, так и на биржах, в зависи­мости от конкретной ситуации и уровня предлагаемых фирмами и существующих на биржах цен. Выбирается наиболее вы­годное предложение. Вопреки заявлению автора статьи, опыт свидетельствует о том, что цены сделок с отдельными фир­мами при правильном использовании кон­куренции между ними бывают выгоднее биржевых цен. К тому же, в силу ряда объективных обстоятельств, не всегда имеется возможность закупки зерна, прежде всего пшеницы, на бирже.
Безосновательными рассуждениями, опять же вопреки действительному поло­жению дел, автор пытается дискредитиро­вать значение заключаемых нами долго­срочных соглашений на поставку зерна в СССР, которые, кстати, носят межправи­тельственный характер. Они не заключа­ются «исправно», как утверждается в ста­тье. За последние три года не заключа­лось ни одного такого соглашения, было продлено лишь соглашение с США, кото­рое действует с 1983 года. Как каждый двусторонний документ, они, естественно, должны отражать интересы обеих сторон, иначе они просто не будут подписаны. Зерновые соглашения СССР с рядом ка­питалистических стран создают опреде­ленные гарантии нашим партнерам в реа­лизации их зерна, и это отвечает их интересам. Однако данные соглашения ни­как не определяют, когда конкретно в каждый годовой или даже более широкий период это зерно будет закупаться. Объе­мы обязательств стабильны в течение ряда лет, а их уровень таков, что нару­шить ситуацию на мировом рынке не мо­жет. Зато зерновые соглашения создают для советской стороны ряд таких, в част­ности, преимуществ, как возможность по­лучения льготных цен (что, кстати, уже позволило нашей стране сэкономить десятки и даже сотни миллионов рублей в свободно конвертируемой валюте), исклю­чения введения каких-либо ограничений и запретов на экспорт зерна в СССР, воз­можность принятия мер в рамках прави­тельственных (а не коммерческих) обяза­тельств по обеспечению качества поставляемых нам зерновых. Конкретные требо­вания к качеству зерна, как и юридиче­ские, и экономические санкции в случае их несоблюдения, подробно излагаются непосредственно в коммерческих контрак­тах с фирмами-поставщиками, которые несут ответственность за надлежащее вы­полнение подписанных ими контрактов и всех обязательств, вытекающих из них. Эти требования являются самыми жестки­ми в существующей мировой практике.
Проблема недогрузов зерновой продук­ции, о которой, по утверждению автора, внешнеторговые организации не догады­ваются, на самом деле давно решена тем, что приемка зерна от фирм капиталисти­ческих стран и его оплата производятся по весу, определенному в советском порту
при выгрузке. Вместе с тем остается очень актуальной проблема состояния весового хозяйства в наших портах, которая реша­ется очень медленно, несмотря на имею­щиеся решения правительства.
Не соответствует действительности ин­формация о выездах каких-то представи­тельных делегаций, формируемых из «вы­соких чинов» для заключения контрактов. Такие делегации согласно советскому за­конодательству просто не имеют права заключать какие-либо контракты. Конт­ракты заключаются только на уровне со­ответствующего внешнеэкономического объединения. Кроме того, как отмечалось выше, контракты уже целый ряд лет в своем подавляющем большинстве заклю­чаются путем их фиксации в Москве на основе оперативно согласованных — ука­занным выше путем — сделок.
Разумеется, все это не означает, что МВЭС СССР не осуществляет каких-либо переговоров за границей. Делегации, воз­главляемые заместителем министра внеш­них экономических связей (так как речь идет о межправительственных перегово­рах), проводят время от времени в порядке очередности в СССР и за границей пере­говоры с отдельными странами, с которы­ми заключены межправительственные зер­новые соглашения, по вопросам контроля за их выполнением, состоянием с постав­ками, особенно качеством зерна, а также другим вопросам отношений с поставщи­ками той или другой страны.
При оценке состояния поступающего по импорту зерна необходимо учитывать, что оно предназначено не для посева, а для использования в производстве хлебо­продуктов и кормов. Его перевозка из пор­тов по территории СССР производится в своей подавляющей части в специальных вагонах-зерновозах закрытого типа, что­бы предотвратить распространение сорня­ков в пути следования. При переработке на предприятиях зерно подвергается очи­стке, помолу, измельчению и термообра­ботке, в результате чего полностью исклю­чается возможность какого-либо вредного эффекта для природной среды от присут­ствия единичных семян карантинных растений. Пока мы вынуждены импортиро­вать столь значительные объемы зерна, как сейчас, не представляется возмож­ным избежать поступления зерна с нали­чием семян карантинных растений из от­дельных стран, являющихся крупнейшими поставщиками, которые в силу природных условий и способа производства зерна не располагают другим товаром для экспорта.
Высказывая вышеуказанные соображе­ния в связи со статьей т. Булатова «Еще раз о продовольственном импорте», МВЭС СССР никоим образом не считает, что в организации импорта продовольственных товаров нет серьезных проблем и недостатков. Несмотря на то, что практически все закупаемое зерно, как продовольственное, так и кормовое, используется полностью на те цели, ради которых закупалось, а за поставку товара с более высокими качественными показателями производятся значительные доплаты от заказчиков, тем не менее остаются еще недостатки, которые справедливо подвергают­ся критической оценке и отмечаются в прессе. Это касается состояния поступающего по импорту зерна с точки зрения  наличия вредителей хлебных запасов, зерновой и сорной примесей, поврежденных и битых зерен, случаев поступления партий с более высокой влажностью. Острой является проблема обеспечения сохранности зерна при его перевалках и транспортировке внутри СССР. Ряд из этих вопросов обоснованно отражен в статье. Однако хотелось бы заверить, что все эти недостатки не обусловлены некомпетентностью соответствующих должностных лиц и специалистов. Эти вопросы очень сложны, и их решение на нынешнем этапе требует реализации крупных и нестандартных для мировой практики и иностранных производителей и поставщиков мер, сопряженных с дополнительными и весьма значительными материальными затратами ввиду того, что наши требования во многих случаях выходят за пределы обычно принятых в мире стандартов и понятий о состоянии и качестве товара.
Работа в указанных направлениях на­стойчиво ведется с участием специалистов и представителей различных взаимодействующих организаций Советского Союза.
Хотелось бы, учитывая вышеизложенное, выразить сожаление по поводу опубликования столь извращающей действительное положение дел статьи экономиста Д. Булатова.
Если полагать, что это выражает плю­рализм мнений и взглядов на данный вопрос, то хотелось бы рассчитывать на то, что и данный ответный материал найдет свое место на страницах Вашего жур­нала.
К. КАТУШЕВ, министр

И что же дальше? Министерский рык охладил порывы ретивых экономистов, мол, не вашего ума дело?

Продолжение следует.
Tags: 1991, Гайдар, зерно
Subscribe

  • Птенцы гнезда

    О статье С.М. Дробышевского и П.В. Трунина «Эволюция теории и практики денежно-кредитной политики в результате глобального экономического…

  • И ничего смешного

    МОСКВА, 3 авг — РИА Новости/Прайм . ЦБ РФ не отказывается от планов по доведению уровня международных резервов до 500 миллиардов…

  • Ты помнишь, как всё начиналось?

    Вчерашнее интервью М.С.Горбачева, посвященное 30-летию антиалкогольной кампании, бодро и весело цитируется всевозможными СМИ, которые выносят в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Птенцы гнезда

    О статье С.М. Дробышевского и П.В. Трунина «Эволюция теории и практики денежно-кредитной политики в результате глобального экономического…

  • И ничего смешного

    МОСКВА, 3 авг — РИА Новости/Прайм . ЦБ РФ не отказывается от планов по доведению уровня международных резервов до 500 миллиардов…

  • Ты помнишь, как всё начиналось?

    Вчерашнее интервью М.С.Горбачева, посвященное 30-летию антиалкогольной кампании, бодро и весело цитируется всевозможными СМИ, которые выносят в…