Мария Говорова (esli_mysli) wrote,
Мария Говорова
esli_mysli

Categories:

Читать, чтобы не думать?

В ходе беседы по поводу военных расходов СССР мне вновь дали совет внимательно читать «Гибель империи», а именно, обе страницы, посвященные этой теме в книге. Ну, что ж. Сегодня читаю абзац, который начинается с упоминавшейся выше фразы:
Свидетельства того, что столкнувшись с интенсификацией военного соревнования с США в начале 1980-х годов, Советский Союз начал бурно наращивать военные расходы, малоубедительны. (Примечание: Об отсутствии данных, свидетельствующих об ускорении темпов роста советских военных расходов в начале 1980-х годов см., например: Blacker C.D. Hostage to Revolution. Council on Foreign Relations Press, 1993. P. 28; Maddock R.T The Political Economy of Soviet Defence Spending. Basingstoke: Macmillan Press, 1988. P. 88–90; Hanson P. The Rise and Fall of the Soviet Economy. London: Longman, 2003; Kaufman R.F Soviet Defense Trends: A Staff Study (Unknown Binding). The Committee. 1983.)
Предложение убедиться в отсутствии данных в определенных книжках мне напомнило слова нашего школьного военрука, демонстрирующего возможности измерительного прибора: «Вот, посмотрите, стрелка уходит точно… за пределы делений!»
И в самом деле, если мы, как рекомендует автор, посмотрим, например, Maddock R.T The Political Economy of Soviet Defence Spending. Basingstoke: Macmillan Press, 1988. P. 88–90, то сможем убедиться, что там не только нет «данных, свидетельствующих об ускорении темпов роста советских военных расходов», там вообще никаких данных нет. Там описана статистическая модель, по которой делается оценка.

А на тот случай, если читатель призадумается, что, мол, неплохо бы поискать данные поближе, в отечественных источниках, автор ГИ сразу выкладывает джокера, заканчивая тот же абзац одиозной цитатой из начальника Генштаба. Тут уж любой сомневающийся должен понять – если Генштабом руководит такой замшелый вояка,  то достоверных данных о военных расходах взять неоткуда.

Характерная черта советского военно-промышленного комплекса – инерционность. Объемы производства вооружений определялись не военными потребностями, а тем, какие производственные мощности созданы. Если технологически возможно нарастить выпуск – всегда находился способ обосновать необходимость этого. На вопрос помощника Генерального Секретаря ЦК КПСС М. Горбачева Г. Шахназарова: «Зачем надо производить столько вооружений?», начальник Генерального штаба С. Ахромеев ответил: «Потому что ценой огромных жертв мы создали первоклассные заводы, не хуже, чем у американцев. Вы что, прикажете им прекратить работу и производить кастрюли? Нет, это утопия». (Примечание:Odom W. E. The Collapse of the Soviet Military. New Haven London: Yale University Press, 1998. P. 105.)

Цитируется диалог по книге иностранного автора. Может, тот сам присутствовал при разговоре?

Нет. Иностранец в беседе не участвовал. Происходила она с глазу на глаз. Оказывается, Вильям Одом цитирует, в свою очередь, книгу Георгия Шахназарова «Цена свободы: реформация Горбачева глазами его помощника» 1993 года издания. Причем, тот же диалог воспроизведен Шахназаровым в книге 2001 года «С вождями и без них» на с.340.
Интересно, что на эту книгу Е.Гайдар в ГИ ссылается неоднократно. Почему же здесь предпринят такой сложный заход? Для пущей солидности? Ну, это к слову, а главное все-таки – содержание.

Помнится, одну из авторских сносок на книгу «С вождями и без них» уже приходилось разбирать. И получилось, что беседы с Андроповым, которые Шахназаров датирует 1964-1966 гг. никак не могли происходить в указанный период. Вышло, что Гайдар использует сразу два манипулятивных приема: введение эксперта (утверждениям придается бОльшая весомость) и применение эффекта присутствия (очевидец всегда прав).  И все это делалось с целью ненароком сосредоточить внимание читателя на нужной дате. Странности воспоминаний Шахназарова характерны, как выясняется, не только для издания 2001 года. Упомянутая книга «Цена свободы» 1993 года содержит описание встреч с Андроповым практически в том же формате. Попробуем еще раз взглянуть на этот текст, теперь уже на предмет милитаризации.

Итак, Шахназаров работал с Андроповым в 1964-1966 гг.  На нескольких страницах описаны два разговора, когда собеседники оставались один на один и «в течение нескольких часов говорили о положении в стране и мире, о том, какая политика предпочтительна».
Вот как Георгий Шахназаров описывает собственную позицию: «Особенно неоправданно делать ставку на океанский флот, начиная строительство баснословно дорогих авианосцев. А зачем, спрашивается, создавать свои базы во Вьетнаме, Анголе, Йемене?» Конечно, человек, работающий в Секретариате ЦК КПСС, знает больше, чем многие. Но неужто, в самом деле, консультант отдела по связям с коммунистическими и рабочими партиями соцстран обладал информацией, которая позволяла ему провидеть на годы и десятилетия вперед?

База во Вьетнаме была передана Советскому Союзу в 1979 году. Замеры для подготовки строительства пункта маневренного базирования в Йемене проводились советскими специалистами в 1978-1979 гг. С Анголой сотрудничество началось в 1975 году. Затея с авианосцами тоже относится к более позднему периоду, чем середина 60-х:

В 1967 году конструкторское бюро имени Яковлева на авиационном шоу 9 мая предоставили самолет с вертикальным взлетом. В неформальной встрече, в санатории, министр обороны Гречко провел беседу с инженерами конструкторского бюро, на которой были подробно описаны преимущества нового истребителя. Тогда генеральному секретарю Л. И. Брежневу было направлено письмо с предложениями. И именно для штурмовиков Як-38 на Невском ПКБ был создан проект нового авианесущего крейсера<…>, строительство которого началось в июле 1970 года.

Или все дело в том, о чем Шахназаров предупреждает в первых строках своей книги?
«История, заметил Бальзак, чаще всего подделывается как раз тогда, когда она делается. Сознательно ли, инстинктивно, но участники событий стремятся в выгодном свете преподнести свои поступки и скрыть прегрешения. <…> К тому же со временем картины происшедшего тускнеют, детали дорисовываются воображением, и свидетель, поклявшийся говорить только правду, обманывает присяжных, ни на минуту не усомнившись в своей искренности».

Но если человек столь причудливо передает собственные слова, возможность произнесения которых легко проверяется, следует ли полагаться на его рассказ о взглядах собеседника, высказанных без свидетелей?

Вернемся к Ахромееву.  В переложении Шахназарова, представленном читателям ГИ, начальник Генштаба выглядит упертым милитаристом, не желающим клепать кастрюли вместо оружия.

Ну что ж, слово против слова.
С.Ф.Ахромеев, трагически ушедший из жизни 24 августа 1991 года, успел в том самом 1991 году подготовить в соавторстве с Г.М.Корниенко книгу «Глазами маршала и дипломата. Критический взгляд на внешнюю политику СССР до и после 1985 года».
Вот несколько цитат оттуда.

«Мы не раз с тревогой обсуждали в своей военной среде, что приоритет, который в течение десятилетий отдавался в научных исследованиях обороне и космосу, сдерживает развитие науки на других важных направлениях, особенно в биологии, сельском хозяйстве и медицине».

«Большими были военные расходы. В 1984 году они составили 61 млрд. рублей (8% валового национального продукта, почти 11% национального дохода и 16,5% государственного бюджета). Это были наибольшие военные расходы за предшествующие 20 лет».

«Если же брать соотношение сил шире, а не только по количеству боезарядов, то уже к 1976 году военное равновесие между СССР и США, Варшавским Договором и блоком НАТО было достигнуто на значительный период. В течение 8–10 лет его можно было сохранять, наверное, без особого увеличения военных расходов — более того, даже при определенном их снижении. Ситуация благоприятствовала тому, чтобы переломить обстановку и перейти от постоянного роста военных расходов к их постепенному сокращению. После совещания глав государств в Хельсинки этому содействовала не только военная, но и политическая обстановка. В это время внезапно скончался министр обороны СССР маршал А.А.Гречко (апрель 1976 г.). Министром обороны стал гражданский человек — Д. Ф. Устинов.
И тут мне еще раз пришел на память эпизод, к которому сейчас не каждый, вероятно, отнесется с доверием (ведь в последние годы кое-кто основательно поработал над тем, чтобы создать образ военных как людей, заботящихся только о том, чтобы урвать побольше средств для своих нужд в ущерб народному хозяйству). А вспомнил я о том, как еще в 1975–1976 годах именно в Генштабе, в этом средоточии профессиональных военных, зародилась идея снижения наших военных расходов в связи с тем, что США вывели свои войска из Вьетнама, наши отношения с ними стали ровнее и переговоры по ограничению стратегических вооружений шли тогда более или менее нормально. Вскоре после совещания в Хельсинки очень узким кругом лиц в Генеральном штабе (С. Ф. Ахромеев, зам. начальника главного управления И. Г. Николаев, начальник центрального финансового управления В. Н. Дутов) начал разрабатываться вариант замораживания военных расходов, главным образом за счет уменьшения серийных поставок вооружения.
Наши соображения в начале 1976 года были доложены начальнику Генерального штаба В. Г. Куликову. Основательно все взвесив, начальник Генштаба вместе с этой группой все же решил не обращаться к маршалу Гречко со своими предложениями. Последний был противником каких-либо сокращений военных расходов. Материал положили в сейф «до лучших времен». Примерно через месяц после вступления в должность Устинова, в июне 1976 года, этот вариант был доложен ему, но не получил одобрения и от него. Правда, и Устинова можно было тогда понять. Брежнев был тяжело болен, докладывать такой острый вопрос было некому.
И сейчас убежден, что тогда можно было политику разрядки углубить и начать в стране если уж не экономическую реформу, то по крайней мере сокращение военных расходов, расширение производства предметов народного потребления».

Вот такие кастрюли получаются. Кому стоит доверять больше?
Хорошо бы сравнить не только слова, но и дела. Дело консультанта Шахназарова – тексты. Непубличные мы оценить не можем, а то, что представлено широким читательским массам, вызывает большое сомнение, как можно было убедиться.
Но, может, и маршал понапридумывал себе заслуг на поприще сокращения военных расходов? Где свидетели? Тут проще, поскольку публичный результат имеется:

«…примерно в конце октября 1988 года было установлено, что самое большее, на что мы можем пойти (политическое руководство ожидало доклада с конкретными количественными характеристиками сокращений), — это сократить численность армии и флота на 500 тыс. человек, танков — на 10 тыс., самолетов — примерно на 1000 и в соответствующих пределах некоторые другие виды оружия. <…>
Во второй половине ноября решение о сокращении армии и флота на 500 тыс. человек состоялось, и, как известно, в декабре 1988 года о нем было объявлено в речи М. С. Горбачева в Нью-Йорке на сессии Генеральной Ассамблеи ООН».
Сокращение ядерных вооружений, впервые в истории начавшееся в 1987 году, тоже произошло при непосредственном участии начальника Генштаба Ахромеева.


Отказ Гайдара признавать рост военных расходов в первой половине 80-х ведет за собой неизбежное умолчание об их снижении во второй половине 80-х. И поэтому оказывается лукавой совершенно справедливая, по сути, фраза, которой Гайдар завершает тему: «Груз оборонных расходов предопределял многие трудности, с которыми сталкивался Советский Союз в своем развитии в 1960 – начале 1980-х годов, но сам по себе не объясняет механизм экономического краха 1985–1991-х годов».  Да, сам по себе не объясняет. Потому что не может быть единственного фактора, объясняющего экономический кризис, а тем более катастрофу. Но мотивировка Гайдара иная: «Это было тяжелое бремя для советской экономики, но привычное». Читатель остается в уверенности: «Если технологически возможно нарастить выпуск – всегда находился способ обосновать необходимость этого».
О том, что в последние годы жизни Советского Союза бремя военных расходов снижалось, в книге не говорится.
Tags: Гайдар, Гибель империи, оборонка
Subscribe

  • (no subject)

    Благодаря успешным спецоперациям была пресечена деятельность 129 кадровых сотрудников и 465 агентов иностранных спецслужб.

  • И не остановиться, и не сменить ноги...

    Только в течение прошлого года была пресечена деятельность 72 кадровых сотрудников и 397 агентов иностранных спецслужб. Прошлогодний коммент…

  • Массовый забег зверя на ловца

    По оперативным данным видно, что активность зарубежных спецслужб в России не снижается. В прошлом году пресечена деятельность 53 кадровых…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • (no subject)

    Благодаря успешным спецоперациям была пресечена деятельность 129 кадровых сотрудников и 465 агентов иностранных спецслужб.

  • И не остановиться, и не сменить ноги...

    Только в течение прошлого года была пресечена деятельность 72 кадровых сотрудников и 397 агентов иностранных спецслужб. Прошлогодний коммент…

  • Массовый забег зверя на ловца

    По оперативным данным видно, что активность зарубежных спецслужб в России не снижается. В прошлом году пресечена деятельность 53 кадровых…