Мария Говорова (esli_mysli) wrote,
Мария Говорова
esli_mysli

Category:

С фальстарта – куд-куда?

«Пора разобраться — как хлеб закупали? Там ведь тоже настоящая мафия орудовала. Мы уже 200 миллиардов золотом заплатили с того момента, как стали закупать хлеб. Десятой доли этих денег хватило бы, чтобы оборудовать хлебную отрасль на самом современном уровне, от хранения зерна до пекарен. Но каждый год чиновники настаивали на необходимости импорта! И по каким ценам закупали хлеб! Всегда выше мировых рыночных. На разнице кто-то также сотни миллионов заработал, по сравнению с которыми партийные деньги — сущая ерунда.

Вот где надо поискать. Но никто не собирается вести расследование. Боятся или связаны? Меня этот вопрос занимает. Когда-то, если мы не вернемся к диктатуре, все это всплывет». А.Н.Яковлев, июнь 1992 года.

Расследование до сих пор не проведено. Зато вышли многочисленные статьи, книги, интервью, прочитаны лекции, главной задачей которых стала декларация отсутствия зерна в стране в 1991 году.

Пожалуй, настал черед обещанного списка фальсификаций темы зернового импорта в книге «Гибель империи».

Фальсификации – это не только использование ложных сведений, но и акцентирование внимания на второстепенных событиях в ущерб событиям знаковым, это использование части информации в таком формате, когда отсутствующие данные принципиально меняют картину, это и неиспользование информации, заведомо известной исследователю, но не включенной в анализ (нераскрытие фактов и сведений, которые могут оказать существенное влияние, так сказать).

Какая картина формируется после прочтения «Гибели империи»?

В 1963 году произошел коренной перелом – перестало хватать своего зерна, потому что на целине снизились урожаи. Пришлось закупать зерно за границей и прекратить поставки в европейские соцстраны. В 70-е годы в связи опять же с неурожаями пришлось несколько раз продавать крупные партии золота за рубеж, в остальное время - нефть. Но потребности снабжения опережали, численность городского населения и поголовья скота, особенно птицы, росла, и с падением нефтяных доходов в 1986 крах стал неминуем, а ресурсов не было.

Попробуем проиллюстрировать ключевые моменты, которые по замыслу автора книги должны формировать именно такую картину гибельной зависимости от импорта зерна.


Отправная точка – 1963.

«В 1963 г., когда страна уже начала закупать зерно за границей…»

Закупки зерна за границей, начатые после засухи 1963 г. и продолжившиеся после засухи 1965 г. не привели к принципиальным изменениям во внешней торговле зерном для Советского Союза (рис.25). Отрицательное сальдо торговли зерном удерживалось только в 1964-1966 гг., причем, чистый импорт зерна за эти три года составил 11,8 млн т, а экспорт – 12,7 млн т, то есть при полном отказе от экспорта импорт не понадобился бы. В течение следующих пяти лет (1966-1971 гг.) страна была нетто-экспортером зерна, экспортировав за эти годы 37,5 млн т зерна. Акцентируя внимание на закупках за рубежом, начавшихся после неурожая 1963 года, и составивших за 2 года 12 млн т, автор не упоминает закупок 1972-1973 годов, не соответствовавших масштабам засухи, и составивших за два года 40,8 млн т.



«Урожаи на целинных землях после 1958 г. перестали расти, в 1963 г. они резко упали.»

Приведенное утверждение верно только для периода 1958-1963 гг. (рис.26). В дальнейшем урожай ниже, чем в 1963 году отмечался на целинных землях (в Казахстане) только в 1965 году. Следует отметить, что в соседних годах – 1964 и 1966 – урожаи были в 2,3 и 3,4 раза выше соответственно, чем в предыдущих, – 1963 и 1965 годах.

«Душевой урожай зерна в 1963 г. был ниже, чем в России 1913 г.»

При этом автор не отмечает, что душевой урожай зерна превысил уровень 1913 года только в 1956 году, через два года после начала освоения целины (рис.27). Общий тренд на повышение урожая на душу населения сохранялся до 1978 года.


«В 1960 г. заготовки зерна в стране, его расход и госрезерв составляли соответственно 46,7, 50,0 и 10,2 млн т, в 1963 г. – 44,8, 51,2 и 6,3 млн т.»

При этом автор не отмечает, что в промежуточных 1961 и 1962 годах государственные закупки зерна составляли 52,1 и 56,6 млн т, то есть были выше расходов и 1960-го, и 1963-го годов. В 1964 г. закупки составили 68,3 млн т.

«Лишь в 1963 г. руководство СССР, столкнувшись с тяжелым кризисом продовольственного снабжения, принимает решение о прекращении поддержки восточно-европейских стран советским зерновым экспортом

Приведенная фраза и таблица в книге с цифрами экспорта зерна в страны Восточной Европы, заканчивающаяся 1963 годом, создают неверное впечатление, что экспорт был прекращен в 1963 году (отметим также, что ничего не сказано об экспорте в капиталистические и другие социалистические страны). Это не так. Экспорт продолжался: в Болгарию – по меньшей мере, до 1965 года, в СФРЮ – по меньшей мере, до 1966 года, в Венгрию – по меньшей мере, до 1969 года, в ЧССР – до 1979 года, в ГДР – до 1981 года, в Польшу – до 1985 года. Переход экспорта к устойчивому уровню 2,5 млн т произошел только в 1976 году.



Низкие урожаи – причина импорта 1963 и 1965 годов, но не 70-х и 80-х.

«На заседании Президиума ЦК КПСС 10 ноября 1963 г. Н. Хрущев говорит о письме, которое необходимо направить руководству европейских соцстран: «Я думаю, его следует написать так. Дорогие товарищи, как вы знаете, этот год сложился для сельского хозяйства Советского Союза очень тяжело…»

«В 1963 г. низкий урожай, сокращение государственных резервов зерна заставляют советское руководство принять решение о его массовых закупках за границей. На эти цели было выделено 372,2 т золота – более трети золотого запаса СССР.»

«На заседании Президиума ЦК КПСС 10 ноября 1963 г. Н. Хрущев говорит: «Мы должны за 7 лет иметь годовой запас зерна. Больше такого позора, который был, терпеть советская власть не может».

В последующие годы становится ясно, что закупки зерна за границей – закономерный результат непреодолимого в рамках избранной модели управления экономикой кризиса сельского хозяйства. В 1965 г. советское руководство вынуждено направить еще 335,3 т золота на финансирование закупок продовольствия. К началу 1970 г. экспортно-импортные операции сельскохозяйственными продуктами в СССР были еще более или менее сбалансированными. К началу 1980-х годов превышение импорта над экспортом этих товаров составляло более 15 млрд долл.

Импорт зерна, других видов продовольственных товаров, потребление которых в Советском Союзе увеличивается, колеблется по годам в зависимости от погодных условий, но в долгосрочной перспективе устойчиво растет

«Продажа золота – важнейший способ, позволяющий решить проблемы, порождаемые низкими урожаями. Об этом свидетельствует резкое увеличение его поставок за рубеж в 1973, 1976, 1978, 1981 гг.»

«В 1975 г. плохой урожай вновь заставил СССР увеличить импорт зерна.»

«Ни добыча золота в СССР, ни золотой запас страны, ни внешние займы не могли служить стабильными источниками финансирования сельскохозяйственного импорта. В конце 1960 – начале 1980-х годов советское руководство использует продажу золота лишь в годы неурожаев, когда потребность в импорте зерна увеличивается. Обеспечивать за этот счет регулярные закупки миллионов, затем десятков миллионов тонн зерна, – было невозможно.»

«СССР, тем не менее, в 1979–1981 гг. сталкивается с проблемой финансирования дефицита текущего платежного баланса. Причиной, как обычно, стали аграрные проблемы: три года низких урожаев, вынужденное увеличение импорта зерна

Подчеркивая зависимость импорта зерна от погодных  условий, что, действительно, было характерно для 1963 и 1965 годов, автор создает впечатление поступательного последовательного развития этого процесса по тем же самым причинам, что не соответствует действительности. Импорт зерна стал нарастать скачкообразно с 1973 года. Импорт зерна в 70-е и 80-е годы и поставки золота за рубеж не связаны с неурожаями (см. рис. 19).  Относительно низкие урожаи 1979-1981 следуют после трех лет очень высоких урожаев, два из которых – 1978 и 1976 годы – рекордные в СССР. Причем в эти три года – 1976-1978 гг. – еще и импортировано 57,1 млн т зерна.

Причины роста импорта – снабжение городского населения?

«Снабжение городского населения в условиях социалистической экономики зависит от государственных заготовок сельскохозяйственной продукции.

 Остановка роста государственных закупок, их нестабильность становится все более острой проблемой для руководства страны. Продовольственное снабжение городов в последующие десятилетия советской власти – ключевая тема экономико-политических дискуссий. Рисунки 4.1 [Заготовки зерна в СССР] и 4.2 [Численность городского населения СССР] иллюстрируют суть стратегического вызова, с которым столкнулся Советский Союз в 1960-1980-х годах.»

«Для обеспечения возрастающего спроса населения на продукты животноводства в начале 1970-х годов был взят курс на строительство животноводческих комплексов, который, в свою очередь, обусловил резкий рост доли зерновых в кормовом балансе. Отечественное растениеводство было не в состоянии обеспечить возросшую потребность в комбикормах. Государство не только затратило значительные средства на строительство животноводческих комплексов-гигантов, но начиная с 1973 г., было вынуждено во все возрастающих объемах тратить валютные ресурсы на импорт фуражного зерна и зернобобовых.

Несмотря на все затраты, направленные на развитие сельского хозяйства, прирост производства не покрывал растущий спрос населения.»

Рост государственных закупок зерна не останавливался, а продолжался до конца 70-х годов. Рисунок с намеренным пропуском двух пятилеток скрывает этот рост и искажает представление. Подробнее - здесь, рис.4 (как на самом деле выглядит динамика госзакупок) и рис.5 (как предлагает Гайдар – без оранжевых столбцов).

Прирост городского населения, напротив, замедлился во второй половине 70-х годов (рис.28).



Прекратился рост потребности населения в хлебе, рост производства муки остновился в первой половине 70-х годов (см. рис.16).

Производство мяса сельскохозяйственными организациями не прирастало, а снижалось в годы наивысших закупок зерна внутри страны и за рубежом – в 1976, 1979-1982 гг. (см. рис.18)

Поголовье крупного рогатого скота в сельскохозяйственных организациях оставалось практически неизменным в 1978-1982 гг. (91-93 млн голов), то же происходило и в свиноводстве (58,7-60,9 млн голов).

Все эти факты не свидетельствуют о направлении больших объемов дополнительных ресурсов на цели улучшения снабжения населения. Существенная часть зерна (более 150 млн т), видимо, направлялась в государственные резервы, поскольку не могла быть использована на текущее потребление.



Зерно взамен нефти

 «В 1985–1986 гг. цены на ресурсы, от которых зависел бюджет Советского Союза, его внешнеторговый баланс, стабильность потребительского рынка, возможность закупать десятки миллионов тонн зерна в год, способность обслуживать внешний долг, финансировать армию и ВПК, упали в несколько раз».

В 1986 году снизились (почти вдвое) не только цены на товары советского экспорта (нефть и нефтепродукты), но и на товары советского импорта (на пшеницу – на 18%). В 1987 году нефть подорожала, а пшеница продолжила дешеветь, в результате по отношению к 1985 году нефть была дешевле на 50%, а пшеница – на 20%.

«когда страна сильно зависит от масштабов закупок и цен на продукты, доминирующие по каким-либо причинам в ее импорте. Например, для СССР на длительное время таким продуктом стало зерно».

 «Параллельный рост российских закупок зерна и цен на зерно на мировом рынке привели к быстрому повышению валютных расходов СССР, направленных на финансирование зерновых закупок. К 1988 г. затраты на закупки зерна возросли до 4,1 млрд. долларов (1987 г. – 2,7 млрд. долларов)».

В 1988 году затраты на закупки зерновых составили всего 35,4% от стоимости экспорта нефти и нефтепродуктов в СКВ. По оценкам ЦРУ нефтяной экспорт в 1986 году составлял лишь около 28% всего экспорта на СКВ. Следовательно, нельзя утверждать, что зерновой импорт чрезвычайно зависел от экспорта нефти и, соответственно, изменения цен на нее.

«В 1989-1990-х годах на нарастающий кризис торгового баланса СССР накладывается еще один параметр – низкие урожаи зерновых в мире, превышение мирового спроса над предложением, формирование рынка продавца. Особенно сильно выросли цены на пшеницу (см. табл. 5.20).»

Даже из этой, приведенной в книге «Гибель империи», таблицы видно, что в 1990 году цена пшеницы не выросла, а снизилась. В 1991 году снижение мировой цены на пшеницу продолжилось. В то же время цена на нефть выросла, и в 1990-1991 гг. была существенно выше, чем в 1986-1989 гг.

Куры в роли соломинки, переломившей спину верблюда

«Противоречие между экономической неизбежностью и политической невозможностью осуществления стабилизационной программы – суть происходившего в СССР в конце 1980-х годов. Развитие событий в рамках жесткого сценария адаптации к внешнему шоку, связанному с падением нефтяных цен, иллюстрируют данные по одной из отраслей – птицеводству (см. табл. 5.8). Эта отрасль производства в СССР с начала 1970-х годов практически полностью зависела от массовых закупок кормового зерна по импорту. За ростом поголовья в период высоких цен на нефть, – последовало его резкое сокращение в то время, когда цены упали. Этот процесс должен был начаться уже в 1986 г. Его отсрочка до 1990 г. была обеспечена ценой быстрого роста внешнего долга».

О том, что Е.Т.Гайдар в качестве примере значимости внешнего шока для всего советского животноводства приводит в пример только российское поголовье птицы, причем по всем хозяйствам, а не по сельскохозяйственным предприятиям см. здесь. Там же о том, что рост поголовья у Гайдара назван резким сокращением.

Здесь мы попытаемся представить, а сколько же все-таки зерна могли склевать птицы в животноводческих комплексах?

Оценив поголовье в сельскохозяйственных предприятиях и в личных хозяйствах в соответствии с количеством яиц, произведенных этими секторами, получаем, что на старте комбикормовой программы и резко возросшего импорта зерна – в 1973 году – птичье поголовье в организованном секторе составляло 425 млн, а на пике – в 1989 году – около 894 млн. Учитывая, что средний вес птицы 1,5 кг, полагаем, что на каждую требуется 4,5 кг зерна. Значит, в 1973 году на птиц могло пойти 1,9 млн т зерна, а в 1989 – 4 млн т зерна. Эти цифры составляли 1,8 и 4,2% от всех текущих ресурсов зерна, имевшихся у государства в соответствующие годы (госзакупки плюс импорт минус экспорт). Неужели, действительно можно предположить, что 2 млн тонн из сотни, имевшейся в текущем ресурсе (и 23 млн т в текущем запасе!), это та самая  «суть происходившего в СССР в конце 1980-х годов»!?

Тонны, сложившиеся более чем в 150 млн т за 18 лет, канувшие бесследно в закрома, не удостаиваются и словом, а 2 млн т на кур, которые тут же возвращают это зерно мясом и яйцами – это суть проблемы?

«Свидетельства того, что столкнувшись с интенсификацией военного соревнования с США в начале 1980-х годов, Советский Союз начал бурно наращивать военные расходы, малоубедительны».

«Количество танков, стоящих на вооружении советской армии, составляло более 60 тыс. штук. Оно многократно превышало число таких боевых машин, находящихся в распоряжении США и их союзников».

«Военно-промышленный комплекс СССР к началу 1980-х годов был не способен в крупных масштабах использовать дополнительные ресурсы, направляемые на выпуск вооружений, работал на пределе своих возможностей. Это было тяжелое бремя для советской экономики, но привычное.

Да, ВПК высасывал из экономики страны колоссальные ресурсы, мобилизовывал лучших специалистов. Все это сдерживало развитие гражданских отраслей обрабатывающей промышленности. Военная перегрузка экономики была одним из факторов, делавшим экономику СССР уязвимой. Груз оборонных расходов предопределял многие трудности, с которыми сталкивался Советский Союз в своем развитии в 1960 – начале 1980-х годов, но сам по себе не объясняет механизм экономического краха 1985–1991-х годов».

Вот этот бурный рост ядерных вооружений (см. рис. 29) – малоубедительно.

29.



Афганистан – привычное бремя. Шестьдесят тысяч танков – пустяк! СИПРИ дает оценки бремени советских расходов на войну - более 15%ВВП в 1988 году: выше в абсолютном выражении только у США, а в относительном – только у Омана. Не убеждает. Вот 2 млн т зерна на кур – это да!


Так кто же такой Егор Тимурович Гайдар, сделавший все возможное, чтобы убедить публику (всеми неправдами, поскольку правдами это сделать невозможно), что зерна нет, а виноваты в этом куры, а не ястребы?


Tags: Гайдар, былое и думы, зерно
Subscribe

  • Обыкновенная история

    Для особо нетерпеливых: 2.09.09

  • Когда телевизор стал зомбоящиком? - 2

    Задуматься над этим вопросом меня побудило сообщение о создании в России информационных войск. Министр обороны Сергей Шойгу во время выступления…

  • Птенцы гнезда

    О статье С.М. Дробышевского и П.В. Трунина «Эволюция теории и практики денежно-кредитной политики в результате глобального экономического…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Обыкновенная история

    Для особо нетерпеливых: 2.09.09

  • Когда телевизор стал зомбоящиком? - 2

    Задуматься над этим вопросом меня побудило сообщение о создании в России информационных войск. Министр обороны Сергей Шойгу во время выступления…

  • Птенцы гнезда

    О статье С.М. Дробышевского и П.В. Трунина «Эволюция теории и практики денежно-кредитной политики в результате глобального экономического…