?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Начало здесь.

Причины паники в мире, таким образом, понять можно. И обывателям, и аналитикам трудно найти безобидное объяснение ситуации, когда Советский Союз год за годом скупает огромные объемы зерна при растущих урожаях и радикальном сокращении собственного экспорта.

Но это одна сторона – только то, что видно снаружи железного занавеса: урожаи можно оценить по погоде, по снимкам со спутников, по впечатлениям зарубежных инспекторов.

А у нас, за занавесом, заботы другие. Ладно бы только собрать урожай, но вопрос – сколько зерна удалось получить после битвы! Битва за урожай – стандартная формулировка для описания уборки и закладки зерновых на хранение. Раз битва, то и потери соответствующие: по науке – разница между бункерным (первоначально-оприходованным) и элеваторным (после доработки) весом зерна. И чем больше валовой сбор зерновых, тем существенней доля потерь при доработке: традиционные 7-8% – это 15-20 млн т в год.

Но есть самое главное – закрома родины. Вот она – болевая точка, которую не ощутить из-за границы. Из всего полученного в доработанном весе урожая для государства имеет смысл только та его часть, которая закуплена в  государственные ресурсы. Может быть, проблема в этом? Не добирали из-за разгильдяйства и головотяпства?

«Остановка роста государственных закупок, их нестабильность становится все более острой проблемой для руководства страны,» - читаем в «Гибели империи». Это «суть стратегического вызова, с которым столкнулся Советский Союз в 1960-1980-х годах».

Но в 70-е годы доля государственных закупок стабильно держится на уровнях 35-40% от валового сбора, и, благодаря высоким урожаям, вторая половина 70-х и по этому показателю рекордная (рис. 4).





Почему же Гайдар не заметил пика 70-х?

В качестве иллюстрации тезиса об остановке роста закупок в книге (Гибель империи. Уроки для современной России. Изд.2, испр., доп. 2007) предложен рисунок 4.1 с названием «Заготовки зерна в СССР». На нем - три столбца, характеризующие 3 периода: 1966-1969 (4 года), 1980-1985 (6 лет), 1986-1990 (5 лет). Отметим сразу, что однозначно судить о динамике роста по картинке возможно только в том случае, если усреднение проведено по равновеликим последовательным периодам. Оба этих условия нарушены: взяты периоды неодинаковой продолжительности и пропущены 10 лет в середине – между первым и вторым представленными интервалами.

Берем официальные данные – сборники «Народное хозяйство СССР» и строим график по периодам, использованным Гайдаром, с восполнением пробела двух пятилеток (рис. 5).




Дополнит впечатление о неслучайности такого авторского подхода небольшое открытие: в первом издании «Гибели империи» 2006 года рисунок 4.1 отсутствует, а вот во втором, 2007 года, исправленном и дополненном, - именно он характеризует снижение госзакупок в 60-е – 80-е годы, не давая представления о 70-х.


Убедившись, что выбор таких периодов позволяет автору «не заметить» бурных 70-х, рассмотрим внимательней авторский тезис, что рост импорта зерна в эти годы вызван проблемами со снабжением населения.

И как же забота партии и правительства сказалась на благосостоянии советского человека? Государственные закупки складываем с импортом, экспорт вычитаем и делим на число советских людей. Получаем значение объема ресурсов, полученных в каждом периоде, предназначенных для потребления каждым жителем СССР (рис. 6).




Выходит, что во второй половине 70-х внезапно жить стало на четверть сытнее, чем в первой? Скачок с 300 до 374 кг трудно не заметить на графике, но в ощущениях люди, жившие в то время, этого не заметили. Те времена на памяти и многих живущих ныне - всем, кто старше пятидесяти, есть, что сказать по этому поводу.

И какой вывод напрашивается? Сакраментальная фраза о том, что такое статистика, и, может, именно поэтому Гайдар не увлекался ее использованием?

Нет, не такой. Дело в том, что мы не знаем, сколько государство действительно ежегодно тратило из закупленных в стране и за рубежом объемов зерна, а сколько откладывало на черный день. А ведь именно вывод о наращивании запасов зерна Советским Союзом пугал мировое сообщество в 70-х – день, для которого нужны такие запасы, может оказаться очень черным. И раз мы не почувствовали того улучшения, которое показывают цифры, то, предположение о существенном росте запасов не бессмысленно.

Запасали в те годы не только зерно. Читаем у Гайдара: «СССР в 1970-х годах производил в 20 раз больше танков, чем США.  <…> Количество танков, стоящих на вооружении советской армии, составляло более 60 тыс. штук. Оно многократно превышало число таких боевых машин, находящихся в распоряжении США и их союзников.»

Но если зерно запасалось со второй половины 70-х, то, конечно, хочется понять, когда эти закрома опустели?

Как известно, можно долгое время обманывать немногих, можно короткое время обманывать многих, но невозможно долго обманывать всех.

В 1990 году качество публикуемой государственной статистики СССР существенно улучшилось. Например, стали выходить тематические сборники не с пропагандистской трескотней, а с действительно важными, существенными характеристиками.

Одна из жемчужин 1991 года издания – брошюра «Агропромышленный комплекс СССР» с таблицей, где показаны, так называемые, государственные ресурсы зерна к распределению. Святая святых. Конечно, без деталей. Конечно, за короткий период.

Но постараемся использовать то, что есть.

Что означает «ресурсы к распределению»? И чем нас обогатит знание их размеров?

Это официальные данные, которые включают в себя и все текущие ресурсы (закупки + импорт), которые мы можем рассчитать самостоятельно, и запасы. Несмотря на отсутствие данных об абсолютной величине запасов, можно сделать некоторые предположения об их изменении, обладая информацией о текущих ресурсах (см. рис.7).






Итак, в 1986 году поток поступающих ресурсов (на графике обозначен желтым) резко снижается по сравнению с предыдущим годом – на 13,6 млн т (от 120,1 до 106,5), а доступные ресурсы уменьшились при этом гораздо скромнее (на графике - зеленым) - на 4,6 млн т (от 127,2 до 122,5).

Предположим, во-первых, что в 1985 году поток поступающих ресурсов был минимально необходимым для осуществления текущих расходов и поддержания некоторого уровня запасов. Второе предположение, что расходы следующего, 1986 года  должны быть не меньше расходов 1985 года. Тогда при снижении за год минимально необходимого потока ресурсов на 13,6 млн т на такую же величину снизились бы и все доступные ресурсы. В действительности ресурсы, находящиеся в распоряжении государства, снизились, как мы видим, существенно меньше, при том, что расходы, скорее всего возросли (например потому, что 1986 год дал существенный рост по производству всех видов продукции животноводства в с/х предприятиях по сравнению с 1985-м, а для этого скот надо хорошенько кормить  комбикормом из государственного фонда).

Рассматривая год за годом, отмечаем, что в 1988-1990 гг. разница между потоком поступающих ресурсов и всех ресурсов в распоряжении государства стабилизировалась при некотором росте потока в 1989 -1990 гг. Значит, поток ресурсов (закупки + импорт) в 1988-1990 гг. (97,5-101,1 млн т) полностью соответствовал текущим расходам тех лет, убывания запаса не происходило, и в течение этих лет неснижаемый остаток составлял около 23 млн т.

Вот эта самая стабилизация запаса в 1988-1990 гг., начало создания которого положили колоссальные закупки 70-х, гибельна, на мой взгляд, для постулата из «Гибели империи» : «В 1991 г. (как и в 1918, 1928 г.) зерновая проблема становится ключевой для советских властей.»  

Расчет показывает, что ситуация 1988-1990 гг. была стабильной, все расходы, которые производились из госфонда СССР в течение трех последних лет его существования, позволяли оставлять нетронутыми 23 млн т. 
То, что зерна в стране в 1990 году было закуплено меньше, чем было записано в планах партии, при устойчивых запасах не может считаться достаточным аргументом для обоснования нехватки зерна в государственном фонде уже весной 1991 года.

Итог таков.

Во второй половине 1970-х годов в Советском Союзе происходило резкое наращивание заготовок зерна и внутри страны, и за рубежом с одновременным столь же кардинальным сокращением экспорта зерна.

Этот процесс не сопровождался соответствующим повышением производства продовольствия и потребления в СССР.

Одновременное наращивание производства вооружений Советским Союзом в тот же период позволяет сделать вывод о создании стратегического запаса зерна.

Имеющаяся информация о стабильном размере ресурсов зерна в госфоде СССР в 1988-1990 гг. не позволяет сделать утверждение об исчерпании запаса и существовании зерновой проблемы как угрозе существования страны в 1991 году.

Выводы, сделанные Е.Т.Гайдаром в книге «Гибель империи», о нехватке зерна в 1991 году основаны на фальсифицированной информации, не дающей полного представления о ходе и причинах событий.


Comments

esli_mysli
Feb. 21st, 2012 11:28 am (UTC)
Речь именно о балансе государственного зерна: то, что государство закупило внутри страны и за рубежом, а потом распорядилось - сколько на экспорт, сколько на водку и т.д.

Вывод о том, что закупленное зерно государство приберегало, не опровергается Вашим утверждением, что "в 70-е бОльшая часть зерна, употреблявшегося в деревне в личных ("подсобных") хозяйствах как в пищу, так и на корм скоту и птице, приобреталась не в государственной сети распределения и соответственно не учитывалось в госзакупках". Этим лишь подчеркивается, что если на селе все оставалось по-прежнему, а закупки зерна государством объяснялись стремлением улучшить текущее снабжение городского населения, то именно в 70-х должен наблюдаться резкий рост численности городского населения, приводящий к значительным изменениям его доли в структуре всего населения, сопровождающийся резким же повышением его (городского) потребления.

Рост структурной доли городского населения, нараставший 3 пятилетки подряд (в 1961-65 доля городского населения выросла на 3 процентных пункта, в 1966-1970 - на 3,6 п.п., в 1971-1975 - на 3,9 п.п. по сравнению с предыдущий пятилеткой) существенно снизился во второй половине 70 х (до 3,2 п.п.) и еще больше - в следующих двух пятилетках (2,6 и 1,7 п.п.). Так что, тенденции изменения числа горожан не могут объяснить резких изменений в объемах потребных государственных ресурсов. Резкого улучшения потребления в те самые годы, когда темп прироста численности горожан резко снизился, а уровень госзакупок зерна резко вырос (1976-1980), эти самые горожане не ощутили.

Производство спирта в балансе зерна содержится в статье "прочая промышленная переработка". Так вот в России в 1980 году (пик потребления алкоголя - 8,7 литров абсолютного алкоголя на душу населения по сравнению с 6,8 в 1970 году) по этой статье израсходован 21 кг на душу населения. Отметим, что российское потребление алкоголя существенно превышало среднее по СССР (в 1980 - 10,5 л). В том же 1980 году внутренние текущие ресурсы государственного зерна (закупки+импорт-экспорт) на каждого жителя СССР составили 371 кг. Так что, и водка не выглядит значимым фактором, заставлявшим приобретать возрастающие объемы зерна.